среда, 24 июля 2013 г.

Суд — школа демократии. За рубежом, но не в Украине.


УФКА продолжает публиковать цикл интервью о том, как государство с помощью правоохранительных органов продолжает "ликвидировать" проблемы кризиса 2008 года.
Итогом этой безжалостной "ликвидации" становятся судьбы людей, как правило, - руководителей кредитных союзов, чьи имена мараются на каждом углу, чьи дети теперь растут без родителей и  чьи бизнесы раздираются стаями шакалов, которые пришли поживиться на проблемах.

Ниже приведу интервью с адвокатом Александра Нагорского, размещенное на официальном сайте Кредитного Союза Военнослужащих Украины, который несколько дней назад получил жесточайшее наказание - 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества. Вдумайтесь, за то, что не досмотрел оформление своими сотрудниками кредита на "мертвую душу".

Для примера, Ю. Тимошенко по своему обвинению должна была бы четвертоваться на малекулярном уровне (простите за жестокое сравнение). Но масштабы, за что обвиняются руководители кредитных союзов просто не сопоставимые, а сроки у Александра Нагорского и его партнера Татьяны Капелюшной  больше, чем по самому скандальному делу страны.

В качестве другого примера, можно привести совершенно "детское" наказание за вымогательство взятки в особо крупном размере (500 000 долларов США) организованной преступной группой Василия Волги и умышленное доведение в течение года до банкротства самого крупного в Украине небанковского кредитного оператора - кредитный союз "Первое кредитное общество". За что последний (В.Волга), как глава ОПГ получил всего лишь 5 лет БЕЗ конфискации, а его соратники вообще только по 4-5 лет условных сроков с запретом занимать руководящие должности.
А.С. Азаров

Суд —   школа демократии. За рубежом, но не в Украине. У нас слишком часто уголовные дела шьются белыми нитками, а судебные заседания превращаются в Шемякино судилище. Что нужно делать, чтобы судебная комедия не превратилась в драму?
Вот уже почти два года обвиняемые в уголовном деле №50-5546 Александр Нагорский и Татьяна Капелюшная, а вместе с ними адвокатская группа, близкие, члены кредитных союзов «КСВУ» и «Маяк», а также инвесторы ЖК «Дегтяренко, 22» наблюдают за перипетиями уголовного дела №50-5546. Никто на сегодня не может наверняка сказать, чем закончится судебное следствие по делу №50-5546. Тем не мене, сегодня мы попросили адвоката Владимира Сергеевича Кишеню, представляющего интересы Александра Иосифовича Нагорского, дать комментарий по поводу происходящего в зале заседаний.


— Владимир Сергеевич, дайте, пожалуйста, правовую оценку уголовному делу №50-5546 как таковому.

Я имею весомые основания считать, что данное уголовное дело является откровенно заказным.   И так считаю не только я, как человек заинтересованный в данном деле. Это общее мнение и адвокатской группы, и некоторых свидетелей. Ведь ни для кого не секрет, что есть другие лица, которые благодаря тому, что Александр Иосифович Нагорский находится в СИЗО, имеют чудесную возможность не возвращать украденные деньги.  Когда он выяснил, что деньги просто воруют и начал делать по этому поводу замечания, у него начались проблемы. Зачем эти деньги возвращать обратно? Проще было договориться с прокуратурой и заплатить туда намного меньше денег, для того, чтобы возбудить дело по надуманным основаниям. Фактически, то, что следователь указывает в обвинительном заключении, является лишь его предположениями, поскольку заявлять о том, что были хищения, можно, с моей точки зрения, только после проведения бухгалтерской экспертизы. Только она покажет, что денег поступало столько-то, было взято  столько-то, пропало столько-то. Александру Нагорскому вменяется растрата, хотя он вообще не является должностным лицом на данном предприятии. Его причастие к растратам пытаются доказать, привязывая его через Татьяну Капелюшную. Но начнем с того, что самих доказательств растраты (того куда ушли деньги) нет. Есть лица, которые брали кредиты, большие кредиты (Тищенко, Пащенко, Маркелов) и под шумок, чтобы их не возвращать, указывают, что не делали этого и ничего не подписывали. Ведь зачем возвращать деньги, можно возбудить уголовное дело, руководство закрыть в СИЗО и указать, что ты ничего не подписывал? После того, как была проведена экспертиза, и выяснилось, что подписи действительно этим людям принадлежат, они начали говорить, что угрожая, их заставили подписать документы. И это говорят  взрослые люди, которым по 40-50 лет, которые занимали ключевые должности в министерстве обороны. То есть обыкновенная хрупкая женщина-руководитель запугала и заставила подписать договоры взрослых мужиков-вояк. Ну, это же просто смешно. Хотя  есть и свидетели, которые утверждают, что «должники» действительно деньги брали, действительно деньги вносили, но суд и судья на это внимания не обращают.

Досудебное и судебное следствие было проведено с массой ошибок и нарушений. По-хорошему, дело должно было уйти на обратное рассмотрение с проведением экспертизы. Но нам трижды отказали. Похоже, судья намерен прикрыть себя и прокуратуру, и сбросить дело в апелляцию. С другой стороны, документы следствием изымалась, часть их просто пропала, часть была передана на хранение заинтересованным лицам. По нашему уголовному законодательству нужно доказать их вину, а на сегодняшний день доказывать ее НЕ ЧЕМ! Если вина не доказана, то это трактуется по Конституции в их пользу. Таким образом, судья получается в интересной ситуации –  в проведении экспертизы он отказал, тогда он должен будет Нагорского и Капелюшную  выпускать, но они уже несколько лет сидят в СИЗО, и оправдать их – признать грубейшие нарушения со стороны прокуратуры. НО, у нас есть не безосновательное предположение, что суд заангажированно рассматривает дело и заинтересован в разрешении этой ситуации, к сожалению, не в пользу подсудимых. 


— В чем обвиняют Александра Иосифовича?

Александра Нагорского обвиняют в том, что они вместе с Татьяной Капелюшной присвоили 16 млн. гривен.  В то же время следственная группа Оболонской районной прокуратуры указывает, что 16  млн. грн., которые вносились и выдавались  (вносились на депозит, выдавалось как кредит), являются  фиктивными деньгами, что их фактически не было. При этом уставной фонд КС «Маяк» составлял порядка 1 млн. грн. Не понятно, как можно было при наличии 1 млн. украсть  6 млн.? Это больше, чем парадокс. Следствие само себе противоречит. Оно указывает, что 16 млн. гривен – не настоящие деньги и их не было. Был 1 миллион, украли 6 млн. Где логика?

И вообще, это гражданско-правовые отношения. Вот взял человек кредит, не успел отдать, как его закрыли в СИЗО. Как он дальше будет эти деньги отдавать-то? Получается, те, кто на свободе – деньги не отдают, а те, кто в СИЗО отдать не могут, потому что их закрыли. А закрыли за то, что они эти деньги якобы не отдают. Получается просто-напросто замкнутый круг.


— Вы уже вскользь упомянули на ошибки и нарушения досудебного следствия. Если можно, давайте остановимся на этом этапе подробнее… Какие конкретно нарушения допустила следственная группа?

На досудебном следствии я не участвовал, то его оценку я даю только на основании тех документов, с которыми ознакомился. С моей точки зрения, самый главный недостаток досудебного следствия – это отсутствие экспертизы, по которой можно было бы четко восстановить, сколько денег было, сколько денег якобы пропало, куда они делись (на какие-то счета или обналичивались). Опять-таки следователь цепляется только к тому, что было внесено 16 млн. гривен, и  это вроде как были фиктивные сделки. Но даже если предположить что это были фиктивные сделки, это еще совсем не говорит о растрате, в которой обвиняют Александра Иосифовича Нагорского.

Кроме того, следствие не ознакомило Александра Нагорского со всеми материалами дела, а по статье 217 уголовно-процессуального кодекса Украины подсудимый должен быть в полной мере ознакомлен со всеми материалами дела.  Сейчас в суде мы заявляем ходатайство о том, что хотим ознакомиться полностью с материалами, поскольку у нас не было такой возможности. Не  все тома дела нам дали прочитать - а это грубейшее нарушение. Опять же незаконное содержание на протяжении месяца Нагорского и Капелюшной с  30. 04. 2011 по 26. 05. 2011. Не было никакого процессуального документа, на основании которого их удерживали. Все заявления о преступлении (а их было более 30-40), которые писались Нагорским по поводу незаконного содержания под стражей, прокуратура просто не рассматривала, хотя обязана была вынести постановление. Но там понимают, что при наличии такого процессуального документа он сможет обжаловать его в городской и генеральной прокуратуре. Поэтому ему его просто не дают. В процессе судебного следствия выяснилось, что прокуратура Оболонского района намеренно не опросила 34 вкладчика, которые могли пролить свет, в том числе на заказной характер дела. Согласно законодательству, это абсолютные показания отправить дело на доследование. Но судья Мисечко на ходатайство о ДС отказал дважды – так сильно он защищает Оболонскую прокуратуру. По- хитрому все. 


— А что Вы можете сказать по поводу судебного следствия?...

Как адвокат, который вступил на стадию судебного следствия, с уверенностью говорить о том, какие нарушения были на этой стадии. На данный момент, скажем так, отводы, которые заявляет Александр Нагорский,  вообще судом не рассматриваются. Хотя в них он ссылается на новые обстоятельства. Поверьте, судья Николай Мисечко дает нам постоянные поводы ля этого. Суд утверждает, что отводы уже несколько раз рассматривались и делать это снова, не имеет смысла. С моей точки зрения, это нарушение, потому что суд должен каждый раз это делать, тем более, если приводятся новые доводы. Еще одно нарушение, это то, что нам не дают возможности ознакомиться с фиксацией на аудиосредства. Все обращения к суду по этому поводу остаются без удовлетворения. Суд указывает, что мы можем ознакомиться с фиксацией на аудиосредства по окончании судебного следствия.  Хотя на данный момент есть необходимость проанализировать в полном объеме  то, что было на судебном следствии и этим оперировать в дальнейшем. Но такой возможности, опять же, суд нас лишает. 8 января 2013 года Александра Нагорского  вообще удалили из зала заседания до конца судебного следствия. Нам с большим трудом удалось вернуть его в зал судебных заседаний. Прокуратура попросила для Александра Нагорского 12 лет тюрьмы, что является полным абсурдом и явной заинтересованностью определенных лиц в длительной изоляции Александра Нагорского. 


—  Как можно понять последние постановления судьи Мисечко, в которых он обвиняет Нагорского в преступлениях, которые не совершались и не могут быть совершенными? Как же презумпция невиновности?

Нами было подано ходатайство о том, чтобы изменить меру пресечения Александру Нагорскому и Татьяне Капелюшной,  поскольку, с нашей точки зрения, на данный момент уже нет оснований содержать их под стражей – так как все свидетели уже допрошены  и якобы влиять на них уже нельзя. На что судья очень резко ответил в своем постановлении. Он  считает, что Нагорский и Капелюшная могут продолжить преступную деятельность и влиять на свидетелей. Таким образом, он заведомо в постановлении  прописал, что их деятельность считается преступной, хотя решения об этом он еще не вынес. Судья Мисечко  фактически заранее указывает, что он уже принял решение о том, что Нагорский и Капелюшная преступники, хотя дело еще рассматривается и это еще нужно доказать. 


— Расскажите, пожалуйста, о периоде незаконного содержания Александра Нагорского в СИЗО? Чья в этом вина?

27 января 2011 судьей апелляционного суда было принято решение о продлении содержания под стражей Александра Нагорского и Татьяны Капелюшной до 30.04.2011. После этой даты, когда срок содержания под стражей закончился, он не был продлен, что является нарушением 29  статьи Конституции Украины. Когда срок содержания уже подходил к концу, начальник СИЗО дважды (26.04 и 27.04), уведомлял прокурора Оболонского района и голову Оболонского суда о том, что срок содержания под стражей  заканчивается. Но прокуратурой Оболонского района и Оболонским районным судом никаких действий по этому поводу предпринято не было, что является нарушением. И только 26 мая 2011 года судья Оболонского суда Мисечко, принял к производству это дело и тогда уже срок был продлен. Получается, что в период с 30 апреля по 29 мая 2011 года содержание было незаконным и безосновательным.


— Давайте поговорим о ситуации по ЖК Дегтяренко, 22? Что в этой ситуации делать инвесторам?

Хотя я не веду гражданские отношения инвесторов, некоторые из  них ко мне обращались. С моей точки зрения, однозначно, что Андрей Тищенко попросту цинично обманывает людей. Получается, какая ситуация – тот дом, который уже построен, пришел в негодность, ведь прошло много времени, а строительные работы там уже давно не ведутся. Фактически это строение придется сносить и строить заново. Можно сказать, что кроме земли там уже ничего нет. А деньги туда потратились не маленькие – 8 этажей построено все-таки. Если бы Нагорского в свое время не арестовали – строительство уже бы закончилось. Арест как специально «приурочили» к совместной коллегии Минрегионалстроя и КГГА, на котором должны были выделить деньги для его продолжения. Но Тищенко, Пащенко и компания/другие, не чистые на руку люди решили в этой ситуации поступить по-другому. Они думали, что его посадят, быстренько передадут эту землю кому-то другому (переуступят эту стройку) и на этом еще /заработают  денег. Но по объективным причинам у них не получилось этого сделать. В сложившейся ситуации инвесторам нужно писать заявление о преступлении на Андрея Тищенко, хотя я знаю, что такие заявления уже ни один раз писались. Нужно обжаловать решения Оболонской прокуратуры в вышестоящей прокуратуре города Киева и генеральной. Когда пойдет шквал обращений инвесторов, у Тищенко не хватит денег откупиться и их закрыть. И однозначно нужно обращаться с гражданскими исками в суд о признании права собственности (на имущественный пай). Насколько мне известно, что некоторые инвесторы уже обратились в правоохранительные органы. Но этого мало. От следователей нужно требовать конкретных действий в отношение руководства АЗОТ «ДВК». Речь идет о том, что если в этой ситуации Александру Нагорскому вынесут обвинительный приговор, то участок будет перепродаваться дальше, пока инвесторы утратят последний шанс получить квартиры или же вернуть средства. 


— Куда могут обращаться инвесторы?

Сначала  следует обращаться к юристам, потом в суд и в милицию с заявлениями, а также в вышестоящие инстанции, чтобы обжаловать решение Оболонской прокуратуры об отказе в возбуждении уголовного дела. Но поскольку у нас на данный момент принят новый УПК, по которому не требуется вынесение постановления, то все намного проще - нужно просто написать заявления о правонарушении. Милиция рассмотрит  их и обязана будет передать в суд.


— Чего стоит опасаться инвесторам?

Мне кажется,  больше всего опасаться стоит того, что завтра-послезавтра Андрей Тищенко просто покинет территорию Украины и на этом история с деньгами инвесторов, к сожалению, завершится.


— Расскажите, пожалуйста, в двух словах о ситуации вокруг уголовного дела касаемо обвинений А. Тищенко в растрате средств инвесторов и членов КС «КСВУ»?

В Оболонском районе Андрей Борисович Тищенко все вопросы удачно закрывает (я думаю, не стоит объяснять, каким путем). Каждый раз этот вопрос решается в его пользу и, дело потом закрывается. Милиция  возбуждает дело по статье 190 (мошенничество), прокуратура расследует его, переквалифицирует  на 191 статью и закрывает. Схема у них уже наработана. Но поскольку у нас сейчас действует новый УПК – нужно писать заявления о правонарушении в милицию, которая их рассмотрит и обязана будет передать дело в суд. Если же этого не произойдет, то есть вышестоящие инстанции. Оно просто не должно замыкаться на Оболонском районе. Если Оболонский суд будет принимать отрицательные решения, нужно обжаловать в вышестоящую инстанцию – город и генеральную прокуратуру.


— Что происходит с уголовным делом относительно Дегтяренко 22, которое «чахнет» в Оболонском РОВД? Какие его перспективы в связи с принятием нового УПК?

Я повторюсь, что в связи с вступлением в действие нового УПК всем инвесторам следует написать заявления о правонарушениях. Поскольку, когда один человек пишет такое заявление – это одно дело, а когда напишут 20 и больше человек – это совсем другое. Реакция будет совершенно иной. Тем, кто уже писал заявления, следует заново переписать их по новому УПК. Любой юрист и адвокат им в этом без проблем поможет.  Если инвесторы будут ждать и продолжать верить сказкам представителей АЗОТ «ДВК», ничем хорошим для них это не закончиться. У Андрея Тищенко две дороги: или в прокуратуру, когда закончатся деньги инвесторов, которые он до этого тратил на то, чтобы его не сажали, либо же он уедет из Украины. Перспективы завершения строительства я сейчас не вижу. Земля «завязана» на Александре Иосифовиче Нагорском. Как будет решаться этот вопрос с новым инвестором тоже не понятно, ведь это невозможно без Нагорского. С моей точки зрения, пока он находится под стражей,  вопрос инвесторов/вкладчиков по поводу дальнейшей стройки не может быть решен. Но ситуация не безнадежна, сейчас все в руках инвесторов. Не верьте, жалуйтесь, добивайтесь — боритесь за свои права!

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Популярные статьи